Пишет анархист Иванов ([info]anarchofront)
@ 2010-10-17 13:55:00
Музыка:Телевизор - "Заколотите подвал!"
Entry tags:антифашизм, мифология, проклятый режим, сопротивление, стратегия

Герберт Маридзе. Праздник как симптом
Герберт Маридзе. Праздник как симптом

http://gorodprotiv.ru/archives/236

Антропоморфизм в политике, как любая аналогия, имеет свои пределы. Когда мы представляем всё общество в виде огромного организма, это может прояснить, но что-то обязательно замутит своей кажущейся очевидностью. И, тем не менее, есть вещи и события, воспринимаемые вполне однозначно, – как симптом. Симптом болезни? Симптом негативных изменений в социальном теле? Возможно. В любом случае, когда речь идёт о русском марше, – а речь идёт именно о нём, – трудно сохранять иллюзию изначальной гармоничности человеческой природы.

Русский марш сегодня кажется главным и единственным результатом введения нового государственного праздника, «Дня народного единства». Тогда, в 2004 году, мы впервые увидели в действии новое оружие массового поражения – целиком пропутинскую государственную думу. Сей парламентский орган, который один фашистский телекомментатор с удовлетворением называл тогда «вменяемым», был явным провозвестником нынешней модернизирующей вертикали и, конечно, не мог состояться без акта символического унижения прежних хозяев Белого дома. Символического – потому, что перенос выходного с 7 ноября был лишь запоздалым вручением «левой оппозиции» диплома о политической кастрации, произошедшей десятью годами раньше. Унижением – потому, что ничто так не сплачивает власть, как унижение и издевательство над угнетёнными и проигравшими. Но это оффтопик.

Замысел правительства был прост: если не существует мифа, способного мобилизовать население, – объединить его в нацию, – необходимо изобрести его заново. В этом смысле миф о «победе над польскими интервентами» был бы столь же исторически недостоверным, но, в то же время, мог бы стать столь же эффективным, как и миф о «Великой Октябрьской социалистической Революции». Мог бы, но не стал. Плодом пресловутой «идеологии антиидеологизма» вылезло невиданное ранее сплочение правых радикалов, почуявших в «изгнании оккупантов» что-то своё, родное. Неожиданно государственная политика объединения народа привела к маршам оголтелой ненависти, к празднику мракобесия.

Есть в психологии такое понятие – вытеснение. Им обозначают один из защитных механизмов нашей психики, который запускается, когда на пути наших желаний встаёт непреодолимая преграда. Тогда, вместо погружения в отрицательные переживания (фрустрацию) сознание стремится полностью забыть или игнорировать как сам «импульс влечения», так и всё, что с ним было связано. Однако само желание не исчезает, оно вытесняется в зону бессознательного, прорываясь на поверхность в снах и ошибочных действиях.

Применяя психоаналитический инструментарий к нашим, так сказать, баранам, можно заметить удивительную вещь. Всю историю этих позорных процессий сопровождает суетливая и уморительная вакханалия разрешений и запретов с неизменным результатом – нацисты проводят свои шествия. Вспомните абсурдный эпизод 2006 года, когда запрещённый лично Матвиенко русский марш прошёл под охраной ментов по Невскому проспекту аж до пересечения с Литейным, где и был остановлен антифашистами. А более ранний случай, когда прокремлёвской движение «Наши» впервые в своей истории провело несанкционированную акцию против правительства Москвы. В эти дни власть вела себя странно, совершало нелепые ошибки, посылало противоречивые сигналы. А что если это и есть вытеснение?

Именно вытеснение! Не прямой запрет, как со «Стратегией 31», но вытеснение! Со Славянской площади на набережную Тараса Шевченко, с Невского проспекта в Полюстровский парк. Но что за импульс скрывается этим вытеснением? Импульс к фашистскому государству? Влечение к этническим чисткам? Позывы к мировому господству?

Но есть ещё группа симптомов. Численность бонов оценивается различными экспертами в 50-60 тыс. Согласно регулярным опросам общественного мнения уже с десяток лет около 50 % россиян в той или иной степени поддерживают лозунг «Россия для русских». И в то же самое время русские марши собирают под свои знамёна стандартные 2-3 тысячи и цифра эта не растёт. Да что там, растёт – не растёт! – плохая погода способна проредить число ультраправых демонстрантов раза в два. С другой стороны, если бы сегодня, скажем, у анархического движения в России было 50 тысяч бойцов и 50 миллионов симпатизантов, то, выразимся аккуратно, это была бы совсем другая Россия. Почему же фашисты, имея в наличие такой ресурс, не устроили до сих пор ту самую «правую революцию», которой так любит пугать либеральная общественность?

Рискну предположить, что большинство русских националистов не выражает открыто свою позицию не от того, что сидит в подполье и ждёт часа. Дело в том, что носителям «правой идеологии» (об условности всех этих «право» – «лево» поговорим в другой раз) нечего требовать у властей. Нет причин для протеста. Собственно весь стандартный набор, ассоциирующийся с диктатурами 30-40 годов прошлого века, присутствует в нашей жизни, важно только знать, куда смотреть. Этнические чистки прикрыты миграционным законодательством, политические репрессии и убийства – не прикрыты ничем, геноцид на Северном Кавказе – только ради сохранения конституционного строя, война в Закавказье – ну, там на нас напали. Тотальное корпоративное государство управляется вечно правящей партией во главе с вождём (или двумя вождями). Монополизированная, коррумпированная экономика целиком зиждется на ограблении национальных окраин.

Новая сущность путинского режима настолько стала уже нормой жизни, что её творцы не особо заботятся о маскировке. Недавно опубликованная на сайте правительства «Стратегия социально-экономического развития Северо-Кавказского федерального округа до 2025 года» предусматривает вывоз безработного (читай, лишнего) кавказского населения (разумеется, для его же блага) вглубь России и «возвращение русского населения» на Кавказ. В прошлом такие документы назывались программами ассимиляции и колонизации. Воистину, если бы фюреры нацистских групп не были столь отягощены личными амбициями, они бы сказали своим соратникам: «Мы победили. Расходитесь по домам».

Всё так, но есть пара нюансов. Премьер и его окружение всё же не являются сборищем нацистов-параноиков, желающих принести свой народ в жертву на алтаре «великой миссии белой расы». Правители РФ не похожи на идеократов-имперцев, мечтающих о мировой войне ради «хрупкой ряби» метафизической политики. Правящая партия под таинственной маской «антиидеологизма» прячет одну единственную сверхзадачу – любой ценой сохранить власть.

Второй нюанс заключается в том, ультраправые в России, едва не сгинув в революционные 90-е, вдруг обрели второе дыхание в первую пятилетку нового тысячелетия. Вернее сказать, были реанимированы взрывами домов, вторым вторжением в Чечню, но, более всего, волной государственной ксенофобной пропаганды, сопровождавшей приход Путина к власти. Не раз уже отмечалось, что раздробленное и разобщённое фашистско-нацистское движение объединяется, по сути, только тем, что отождествляет себя с «путинским большинством».

Но тогда получается, что нет никакого вытеснения. Фашистская идеология отнюдь не игнорируется большими СМИ, она ими насаждается. Нацистские акции не подвергаются мотивированному забвению, они просто бледно выглядят по сравнению с государственной политикой. А итог оказывается столь же парадоксальным, сколь и закономерным. Правые радикалы цинично используются властями для запугивания либералов, готовых терпеть Путина, лишь бы не Поткина, для террора против действительных противников фашизм, какими были Станислав Маркелов и Анастасия Бабурова. Что же до русского народа, то он, затюканный историями про «английских шпионов» и «чеченских бандитов», так и жмётся в нищете и бесправии под дланью лидера нации. Вот о чём стоило бы сказать вождям русского марша, будь у них больше ума или храбрости, – о том, что фашизм наступил, но счастья не принёс.

Антифашистское движение сталкивается сегодня в России с новым вызовом. В изменившихся условиях нужны новые стратегия и тактика. Но уже сейчас очевидны две вещи: необходимо, наконец, перестать отождествлять себя с контркультурой. Пора активно включаться в общепротестное действие. Второе, – жизненно необходимо немедленно прекратить добровольное и от того ещё более позорное сотрудничество с властями в борьбе против ультраправых групп. С властями любого уровня: от участкового мента, до общественной палаты при президенте. Ещё раз повторю, – никто эту речку не загрязняет, она уже такая вытекает из Кремля.

Герберт Маридзе

http://community.livejournal.com/ada_ifa/53348.html



(Добавить комментарий)


[ Домой | Написать | Войти/Выход | Просмотреть список возможноcтей | Карта сайта ]